Змеелов 1

Дроздов, Н.Н.  В мире людей и животных. Забавные истории и анекдоты / Н.Н. Дроздов. - М.: Вече, 2017.- 304 с.: ил. (18+)

    Змеелов — одна из самых редких профессий. Их в странах СНГ всего несколько десятков человек. Их не обучают ни в одном учебном заведении. Тайны профессии передаются от одного специалиста к другому.
   Среди змееловов Владимир Бабаш, который возглавляет группу работников Каракалинского серпентария в Туркмении, считается одним из самых опытных.
   Серпентарий находится в живописном Багандарском ущелье в нескольких километрах от районного города Каракала. Место совершенно безлюдное. По мнению Бабаша, это то, что нужно: меньше любопытных. Даже если какая-нибудь змея и уползет из серпентария, то не встретится с человеком. И все же на воротах Владимир сделал внушительного размера надпись: «Осторожно! Ядовитые змеи!» Так, на всякий случай. Вдруг кто-то решится забраться в серпентарий.
   Кстати, сам серпентарий представляет собой несколько просторных вольер, в которых обитают кобры и гюрзы. Здесь же находится и лаборатория, где все приспособлено для взятия яда у змей. Нам довелось воочию наблюдать эту процедуру.
    Вместе с Бабашом входим в одну из вольер, где обитают кобры. Змеелов предупредил нас, чтобы мы шли за ним шаг в шаг, иначе можно не заметить змею и нечаянно на нее наступить. Мы идем за Владимиром и оглядываемся по сторонам. Где же змеи?

Владимир  бабашВладимир Бабаш

    Бабаш пояснил, что в это время уже припекает солнце и змеи прячутся в укрытии. Убежище для змей — просторный плоский ящик, верх и днище которого сделаны из тростника. Это растение — хороший теплоизолятор.
   Змеелов крючком поднял крышку ящика. Прямо скажем, зрелище не для слабонервных — десятки кобр плотной массой застыли на днище. Яркий свет — и люди их потревожили. Змеи зашевелились, а некоторые стали выползать из ящика. Владимир осторожно опустил крышку.
     — Сколько в ящике кобр?
     —  Шестьдесят семь, но в вольере бывает и больше — до двухсот.
     —  Не тесновато ли им в этом укрытии?
    —  Я сооружаю несколько таких ящиков. А вольера просторна, и в ней есть все для нормальной жизни змей: ванночки с водой, живой корм.
     Владимир сказал, что у этих змей он еще не брал яд. Поэтому они не очень агрессивны. Затем он вновь приблизился к ящику, поднял крышку, ловко подцепил одну кобру крючком и взял ее ниже головы рукой. Змея приняла характерную позу угрозы: расширила капюшон и стала посматривать по сторонам. До чего же змея красива в солнечных лучах! Плоская голова и чешуйки на теле сверкают, словно покрытые лаком.
     Бабаш смотрел на змею с восхищением. Затем осторожно опустил кобру на траву, и та быстро уползла в ящик.
    Мы осмотрели просторную вольеру. Здесь несколько неглубоких ям с чистой проточной водой. У воды — обилие жаб.
   — Здесь все приближено к природным условиям обитания змей, — пояснил Бабаш. — Завтра отправляемся на отлов змей, приглашаю и вас.

    Ранним утром с группой змееловов направляемся в долину горной речки Сумбар. Весна для змееловов — «страдная пора». С собой Бабаш взял несколько мешочков для змей, деревянную палку с металлическим крючком, сачок и флягу с водой. В маленькой аптечке — скальпель, отточенный, как бритва, шприц, новокаин в ампулах. Одежда легкая, обут он в кирзовые сапоги.Змеелов
    По дороге Владимир внимательно осматривает каждый куст — не затаилась ли где гюрза. Заглядывает под камни. Наметанным глазом шарит по земле, обследует промывы, трещины, норы грызунов.
   И вот удача: под кустом, у воды, он обнаружил довольно крупную гюрзу. Та, видимо, была застигнута врасплох, но уже приняла характерную позу обороны. Бабаш ловко подцепил ее крючком, но змея, угрожающе шипя, соскользнула. Наверное, хорошо разогрелась. Успела и «клюнуть» палку — на ней засверкали две янтарные капли яда.
   Бабаш очень сосредоточен. Быстрые, сотни раз выверенные движения рук. И вот в сачке яростно заметался живой жгут длиной более метра. Змеелов положил сачок со змеей под куст, в тень, где прохладно, и гюрза вскоре перестала биться. Затем он переложил ее в мешочек и туго завязал тесемки.
     — Успокоилась?
   — Не успокоилась, скорее затаилась. Только развяжите мешок — и она пружиной разожмется в молниеносном броске.
      Он присел на булыжник в тени. Рубашка на спине взмокла. На лбу застыли капельки пота.
      — Надо немного расслабиться, — улыбнулся он. — Коварнее и опаснее змеи, чем гюрза, не знаю. Она смотрит на тебя, ты ждешь броска в сторону, а она наносит удар в стоящего рядом. Зубы у нее очень острые — до двух сантиметров длиной. Укус гюрзы нередко бывает смертельным, если сразу не принять мер. И вот берешь с собой скальпель и шприц. Причем гюрза не впрыскивает весь яд сразу. Она может укусить подряд несколько раз.
       —  Чем еще отличается поведение гюрзы?
      — Это отменный охотник. У нее фантастическая реакция. Может сделать бросок на две длины своего тела, причем не на земле, а на ветвях, когда охотится за птицами. Не раз видели, как гюрза ловит пернатых на лету. Замечательно маскируется. Подбирает «одежду» в тон местности.

    В тот день Бабаш поймал четыре змеи — три гюрзы и одну кобру. Улов, как он считает, неплохой. Да, нелегок хлеб у змеелова. Мы прошли с ним более десяти километров. А ведь это бездорожье, палящее солнце и постоянная опасность. Все время нужно быть предельно внимательным. Расслабишься на какое-то время — и может произойти непоправимое.
    За двадцать лет такой работы змеелов поймал более 3000 змей. Более 30 000 держал в руках — ведь каждую пойманную змею приходится «доить» по многу раз.
      —  Вас змеи кусали?
      —  Много раз. Конечно, укус укусу рознь. Но каждый из них мог стать последним в моей жизни.
      —  Как спасаетесь?
      —  Я сам выработал несколько рецептов лечения, которые не раз спасали мне жизнь.
      —  Поделитесь своим опытом.
      —  Меры простые: в первый момент после укуса надо отсосать яд из ранки. Если я иду с партнером, то задача упрощается — мы помогаем друг другу. А если иду на отлов один и меня змея кусает в то место, откуда невозможно отсосать яд, например в ногу сзади, то скальпелем делаю надрез, выдавливаю кровь, а затем обкалываю ранку новокаином.

    После укуса Бабаш однажды был на волоске от смерти. Но выкарабкался благодаря закалке и отменному здоровью. Тут бы и отказаться от опасной работы, выбрать что-нибудь полегче. Но Владимир не таков. Ему нравится быть змееловом, выходить победителем в схватке со змеями. Да и плоды его труда нужны людям — потребность в змеиных ядах возрастает.
     — Владимир, сколько змей вы обрабатываете за сезон?
    — Посчитаем: за сезон в вольерах бывает более 400 гюрз и более 100 кобр. Каждую змею приходится «доить», т. е. брать у нее яд, до десяти раз. Значит, более 5000 змей проходят через мои руки за сезон.
      Каракалинский серпентарий за сезон дает 500 граммов сухого яда, а ценится он дороже золота.