ОСАДА МОСКВЫ
1611 - 1612

    В период тяжелейшего внутреннего кризиса Русского царства – Смутного времени – король Польши Сигизмунд III использовал ситуацию, чтобы занять своими войсками Москву. После боёв под стенами города и долгой осады Москва была освобождена русским народным ополчением. Это событие ознаменовало начало нового периода истории России.

Осада Москвы

ОСАДА МОСКВЫ
ХРОНОЛОГИЯ

Осень 1604: Лжедмитрий I (предположительно, Григорий Богданович Отрепьев) вторгается в Россию из Польши.

Апрель 1605: Царь Борис Годунов умирает; его семья убита.

Июнь 1605: Лжедмитрий I вступает в Москву, чтобы короноваться как царь Московский и Всея Руси.

17 мая 1606: Лжедмитрий I убит.

19 мая: Новым царем избран Василий Шуйский. Феодор Романов становится Патриархом Всея Руси. Начало Смутного времени.

Август 1606: Крестьянская армия Ивана Болотникова наступает на Кромы и разбивает московскую армию князя Юрия Трубецкого. Мятежники осаждают Москву.

Май 1607: Шуйский разбивает восставших и в октябре принуждает их к сдаче. Болотников казнен.

Весна 1608: Лжедмитрий II (Тушинский вор) собирает многочисленную армию и в июне нападает на Москву, но терпит неудачу.

24 июня 1610: Войска царя Василия Шуйского разбиты польской армией Станислава Жолкевского в сражении при Клушине.

Июль 1610: Московские бояре призывают Жолкевского и его войска в город.

Март 1611: Первое народное ополчение Прокопия Петровича Ляпунова окружает Москву.

Сентябрь 1612: Кузьма Минин организует формирование Второго народного ополчения. Его командующим становится князь Дмитрий Михайлович Пожарский.

20 августа 1612: Начало четырехдневного сражения между Речью Посполитой под командованием гетмана Ходкевича и войсками князей Пожарского и Трубецкого. Поляки терпят поражение и отходят.

22 октября 1612: Второе народное ополчение и казаки идут на приступ Москвы и разбивают польский гарнизон.

7 февраля 1613 года Земский собор выбирает новым царем Михаила Федоровича Романова, который 21 февраля официально провозглашается царем Всея Руси.


План Москвы

ИВАН ГРОЗНЫЙ (25 августа 1530 – 18 марта 1584)

  Иван Четвёртый (Грозный) был сыном князя Василия Третьего и Елены Глинской. После кончины отца, правления на себя взяла его мать (оно продолжалось пять лет), а затем вся власть перешла в руки семибоярщины.
   Детские годы будущего царя прошли в атмосфере постоянной борьбы между родами Оболенских, Шуйских, Бельских. Как утверждают исследователи жизни Грозного, именно сцены боярского насилия и своеволия способствовали развитию в Иване недоверия и подозрительности к людям.
   Самостоятельное правление Ивана Четвёртого началось шестнадцатого января 1547 года, когда он принял титул царя. Именно с этого момента и начинается эпоха Ивана Грозного, которая была ознаменована небывалыми успехами, как во внешней, так и во внутренней политике.
  Вместе с Избранной радой Иван провёл ряд реформ, которые были направлены на централизацию государства, а на жёсткий характер данных реформ повлияло восстание в Москве в 1547 году, которое смогло показать царю, что власть его не является самодержавной.Заседание Думы
   Во время первого созыва Земского собора (Великая Земская Дума) в 1550 году Иван Четвёртый показал боярам, что их власть миновала и теперь бразды правления в его руках. Главным плодом совещания явился обновлённый Судебник 1477 года, который был не только исправлен, но и дополнен различными грамотами и указами, улучшающими судебные порядки.
   Уже через год после Земского собора был созван Церковный собор, где зачитали «Царские вопросы», которые были разделены на сто глав. Церковная реформа Грозного касалась монастырского землевладения, и по ней запрещалось приобретать церквям новые земли, а также приписывалось вернуть земли, которые ранее передала монастырям Боярская дума.
   В 1553 году Иваном Грозным вводится на Руси печатное дело, которое становится новым ремеслом, возглавляемым Иваном Фёдоровым.
   Для того чтобы укрепить вооружённые силы организуется стрелецкое войско, сформированное из трёх тысяч стрельцов для личной царской охраны.
    Основным пунктом внешней политики Грозного было тотальное сокрушение татарской силы. Уже в 1552 году была завоёвана Казань, а в 1556 году войско царя овладело Астраханью. Разгром этих городов положил конец трёхвековой власти татар в Поволжье.

ОПРИЧНИНАОпричнина

   В середине 1560-х годов Иван IV своим Указом создал опричнину, куда вошли обширные и наиболее богатые земли в центре Московского царства. Было объявлено, что этими территориями отныне царь будет распоряжаться единолично. Опричники, у которых к седлу были приторочены собачья голова и метла, являлись военными, полицейскими и чиновными кадрами, преданными лично Ивану IV и проводившими в жизнь его планы. Действия опричных властей были крайне жестокими и безжалостными. Как и их становившегося все более неадекватным монарха, опричников отличали постоянно возраставшие жадность и алчность, а в качестве целей своих «операций» они выбирали уже не только представителей княжат и высшей аристократии, для действий против которых они изначально и создавались. Попытка перераспределения земель завершилась царством террора. Доносы, ссылки и казни стали повсеместным явлением, нагнеталась атмосфера всеобщего страха, в людях росло озлобление. Репрессии достигли своего пика в 1570 году, когда опричники взяли Новгород. Хотя большая часть опричного войска была распущена в начале 1570-х годов, последствия их действий ощущались в течение еще многих десятилетий. Многие известные опричники, такие как, например, Богдан Вельский, и позднее оставались при дворе Ивана IV, продолжая проводить свою жестокую политику.
   Опричнина утратила свое значение в начале 1570-х годов после того, как выполнила задачу по разгрому удельной аристократии, однако ее последствия и воздействие на государство проявлялись еще в течение многих десятилетий.


СМУТНЫЕ ВРЕМЕНА

   В 1584 году Иван IV умер. Престол перешёл к его сыну – Фёдору Ивановичу. Но сразу после церемонии венчания царевича в его окружении развернулась борьба за влияние на царя. На волне дворцовых интриг и заговоров одним из первых по степени влияния в Кремле оказался Борис Годунов.
   7 января 1598 года царь Феодор умер, оставив Московский трон «овдовевшим».
   Поскольку с династической точки зрения теперь не оказалось ни одного законного наследника, для избрания нового царя был создан Земский собор, куда вошли князья, епископат и боярство со всех концов русских земель. Протоколы собора велись тщательно, и данное собрание обладало всеми возможными законными правами для решения возникшей проблемы. Хотя многие позднее оспаривали его решение, оно, вне всякого сомнения, не было заранее разыгранным сценарием, призванным обеспечить вступление на престол Бориса Годунова. 17 февраля 1598 года после серьезной, но вполне цивилизованной борьбы с Феодором Романовым Годунов был избран на царство.

Царь БорисЦарь Борис

     Царь Борис царствовал в Москве с февраля 1598 года по апрель 1605 года. До этого он был фактическим правителем страны во время царствования царя Феодора Ивановича.
    К тому времени, когда Годунов принял управление страной, проблема свободного перемещения крестьян обострилась до предела. Существуют данные, что в Замосковных землях были брошены примерно 40 % всех хозяйств. В некоторых частях Новгородских пятин это значение приближалось к 90 %. Деревни были заброшены, а многие дворяне, впавшие без крестьян в нищету, также исчезали без следа.
    За первые несколько лет своего правления Годунов сумел стабилизировать ситуацию в Замосковье, экономика постепенно начала восстанавливаться. Однако эта стабильность оказалась чрезвычайно хрупкой, и во многом зависела от эффективности торговли с английскими купцами в северной части Новгородской земли (области, известной как Поморье). Кроме того, в значительной степени подобная стабилизация была достигнута за счет переноса проблемы в другую часть страны. Хотя политика расширения русских границ и строительства застав в Диком поле увеличила налоговые поступления и сократила исход крестьян из Замосковья, она стала причиной восстания происходящим казаков, которые оказались в тех же условиях, от которых когда-то бежали из Замосковья.
   Ко всем этим проблемам добавилось еще и противостояние между старой элитой и Годуновым, в результате чего возникла многочисленная и влиятельная группа людей, которые встречали в штыки любые предпринимаемые им действия.
    Интриги и контринтриги в Москве, а также постоянно растущая активность Польши и Швеции привели к тому, что к 1610 году под угрозой оказалось само существование русского государства.
    Известия, разрушившие царствование Годунова, пришли оттуда, откуда их никто не ждал. В 1603 году в Москву пришли слухи о появлении человека, утверждавшего, что он - царевич Дмитрий (младший сын Ивана Грозного), который, как считалось, был давно мертв и погребен. Этот «царевич» теперь активно искал поддержку среди литовского дворянства, собираясь организовать поход на Москву. Сторонники Бориса Годунова считали, что этот человек являлся самозванцем, который был в Москве еще в 1601- 1602 годах, но исчез прежде, чем власти успели его схватить. Годунов приказал официально объявить, что этим Лжедмитрием является не кто иной, как лишенный духовного сана монах Григорий Отрепьев.
     К началу 1604 года Лжедмитрий при посредничестве иезуитов, которые стремились привлечь Россию к великой христианской коалиции против турок-османов, заручился поддержкой нескольких влиятельных польско- литовских дворян. Неясно, до какой степени эти люди верили (если верили вообще) в историю, рассказанную «царевичем», но они были готовы воспользоваться им в своих политических интересах. 17 апреля 1604 года Лжедмитрий перешел в католицизм и был помолвлен с Мариной, дочерью Иржи Мнишека. В августе он выступил в поход на Москву во главе армии силой в 4000 человек. Его войско представляло собой странную смесь опальных русских дворян, польских солдат и наемников со всей Европы. Однако самым главным оружием Лжедмитрия была хорошо поставленная еще в Речи Посполитой пропаганда. Оттуда непрерывным потоком шли письма в Дикое поле и пограничные земли, напоминавшие казакам и беглым крестьянам о прошлых обидах, ремесленникам - о том, что их разоряют поддерживаемые государством стрельцы, мелким землевладельцам - о том, что их крестьян сманивают к себе князья и т.д.
     Принято считать, что к тому моменту, когда Лжедмитрий подошел к Чернигову, у него было уже почти 10 000 казаков. Другая казачья армия, примерно такой же численности, действовала самостоятельно на Нижнем Дону, но также от имени «царевича».
    Чтобы противостоять новой угрозе, Борис Годунов собрал свои войска. Он не хотел доверить командование кому-либо из московских бояр и поэтому назначил воеводой князя Василия Шуйского, у которого страх перед новым претендентом, формально обладавшим большими правами на трон, чем он сам, оказался сильнее неприязни к Годунову.
     Противники впервые столкнулись в 1604 году под Новгород-Северским, затем они вступили в бой около Севска на полпути между Москвой и Киевом. У Добрыничей войска Лжедмитрия были разбиты, и ему пришлось отступить к крепости Путивль. Когда «царевич» через несколько недель возобновил наступление, у Кром путь ему блокировала армия Шуйского. Оба войска провели зиму 1604-1605 годов, стоя напротив друг друга под этим городом. Через несколько месяцев беспокойные и разношерстные войска Лжедмитрия были близки к распаду, так и не добившись хоть какого-то успеха. Однако утром 13 апреля 1605 года сама судьба неожиданно встала на сторону «царевича»: умер заболевший царь Борис Годунов.
    В Москве был провозглашен царем 16-летний сын Годунова - Феодор Борисович, однако лишь очень немногие из бояр готовы были поддержать его. Пытаясь дискредитировать Лжедмитрия, Феодор вызвал князя Василия Шуйского из-под Кром, чтобы тот публично подтвердил, что настоящий царевич Дмитрий давным-давно погиб. Как бы то ни было, эта отчаянная попытка спасти ситуацию потерпела неудачу. Решив, что у них появилась возможность вернуть свои древние привилегии, князья отвернулись от молодого царя. В Кромах князья Василий и Иван Голицыны перешли на сторону «царевича», поклявшись в верности «истинному царю Дмитрию Ивановичу», в то время как в Москве Василий Шуйский отказался от своих прежних показаний и предположил, что царевич был тайно вывезен за границу.
    10 июня 1605 года, когда толпа ворвалась в Кремль, бояре организовали убийство уже отрешенного от власти царя Феодора и его матери Марии Скуратовой-Вельской.
    А уже 20 июня состоялся торжественный въезд самозванца Дмитрия в Москву, в этот же день он был коронован. Правление его продлилось одиннадцать месяцев.
    Если кто-то и надеялся, что молодой царь станет просвещенным монархом, то эти чаяния очень быстро развеялись. С теми, кто планировал использовать его в своих интересах, царь Дмитрий расправился быстро и жестоко. Так, например, перед тем, как отправить Василия Шуйского в ссылку, он был подвергнут на Красной площади инсценировке казни. Бояре, надеявшиеся, что вступление на трон «царевича» расширит пределы их власти, неожиданно обнаружили, что все произошло с точностью до наоборот - они оказались оттеснены от правления пришедшими с Лжедмитрием польско-литовскими дворянами. Кроме того, большая часть современников отмечала, что поведение царя Дмитрия не настолько благородно и полно достоинства, как этого можно было ожидать от человека царских кровей. Как правитель он показал себя мелочным и мстительным, а как человек - грубым и лишенным чувства собственного достоинства. Сторонники Василия Шуйского стали распространять слухи о том, что царь проводит время в подозрительной компании, пьянствует и богохульствует - возможно, многое из этих рассказов было правдой.
     К началу 1606 года царь Дмитрий практически полностью потерял поддержку боярства, а население уже открыто высказывало недоверие к его происхождению. Недовольная Москва бурлила. Последней каплей, переполнившей чашу терпения в этой напряженной ситуации, стало прибытие в столицу России в мае 1606 года большого количества польских дворян, католических священников и солдат, собиравшихся принять участие в торжествах по случаю брака царя с Марией Мнишек.
   Собралась огромная толпа москвичей. Сотни поляков и литовцев были схвачены и убиты, а 200 вооруженных людей ворвались в Кремль. Согласно легенде, царь Дмитрий погиб, когда выпрыгнул в окно, пытаясь бежать.
    Когда восстание начало утихать, княжата (включая Шуйских) и бояре (включая Ивана Романова) взяли власть в свои руки и сформировали временное правительство. 19 мая 1606 года Василий Шуйский был избран новым царем, его поддержал и митрополит Ростовский Филарет (в мире Феодор Романов).
    Его вступление на престол произошло столь внезапно и без соблюдения каких-либо обычных процедур, что царь Василий был вынужден разослать «циркулярные письма», наподобие тех, что отправлял ранее поверженный «царевич». В них он обосновывал свои права на русский престол своим знатным и древним происхождением (обстоятельство, не имевшее особого значения за пределами владения княжеских семей) и обещал управлять «как правили предки наши, великие русские цари».

   Вступление нового царя на престол не было признано значительной частью населения, особенно в тех регионах, которые поддерживали царя Дмитрия. Там Василия Шуйского объявили узурпатором, клеветавшим на имя «истинного» царя. Даже решение Василия предъявить народу эксгумированный труп настоящего царевича Дмитрия не положил конец слухам, что Дмитрий вновь сумел спастись и теперь скрывался от узурпатора, ожидая момента, чтобы вернуться.
   Проблемы у Василия во многом возникли из-за того, что он стал повторять те же ошибки, которые делал немногим более года ранее царь Дмитрий, раздавший все важнейшие должности своим товарищам по заговору - княжатам, исключив всех остальных. Он также оттолкнул от себя Романовых, отказавшись от своего обещания организовать избрание Феодора Романова патриархом Всея Руси.
    И Польша, и Швеция продолжали пристально следить за разворачивающимися в Москве событиями. Поляков и литовцев чрезвычайно возмутила московская резня 1606 года, во время которой примерно 3000 их сограждан были убиты или брошены в тюрьмы. Король Речи Посполитой Сигизмунд рассматривал вопрос о начале военных действий, но в тот момент все его войска были брошены на подавление выступлений инсургентов.
   В этой ситуации и появился новый претендент на престол. Он объявил себя царём Дмитрием, чудом сумевшим избежать гибели в Москве, однако в народе он был более известен под именем, которое дали ему москвичи – Тушинский вор. В отличие от своего предшественника, который оказывал существенное влияние на руководство своим походом, Лжедмитрий II являлся простой марионеткой в руках Речи Посполитой.
   Лжедмитрий разметил свой лагерь в Тушино – деревне, находившейся в недалеко от Москвы. Это место позволяло занять превосходные оборонительные позиции, окружённые оврагами и долинами рек, что делало нападение войск Шуйского невозможным, но как база для начала осады города оно явно не подходило.
   25 июня 1608 года войска Лжедмитрия попытались штурмовать стены Москвы. Защитники понесли тяжелые потери, но атаки войска Тушинского вора им удавалось отбить. Осенью Лжедмитрий II еще раз активизировался, на сей раз попытавшись прервать снабжение Москвы. В течение следующих нескольких месяцев его войска заняли большую часть Замосковных земель, но так и не смогли сформировать надежный периметр вокруг русской столицы. Войска Шуйского в Москве выстояли, хотя их положение было достаточно тяжелым.
     К этому времени московское боярство окончательно отвернулось от царя Василия Шуйского и вступило в переговоры с Тушинским вором. Используя в качестве повода союз царя со Швецией, Сигизмунд двинул свои войска из Смоленска на восток, приказав присоединиться к нему польским войскам в Тушино. Понимая, что теперь он стал совершенно лишним, Лжедмитрий II бежал из Тушино в Калугу. Многие сторонники самозванца из числа казаков последовали его примеру.

    В конце января «тушинские» бояре вступили в переговоры с королем Сигизмундом, надеясь договориться о замене царя Василия кем-нибудь, кто «лучше понимает» их интересы. 4 февраля они подписали соглашение, в соответствии с которым обещали признать новым царем Всея Руси Владислава, сына Сигизмунда. Владислав в свою очередь обязался оставить в России без изменений социальную, религиозную и экономическую структуры общества.Лжедмитрий
   Тушинцы отправили делегацию, включавшую в том числе и московских бояр, на запад в Смоленск, надеясь, что их там примет король Сигизмунд. К марту 1б10 года Тушино почти совершенно опустело. Конвой, сопровождавший Феодора Романова, был случайно перехвачен русскими войсками, и Феодор, обрадовавшийся своему «освобожденик», вернулся в Москву, чтобы начать тайно вербовать сторонников нового соглашения, которого он также помогал добиться.
    Царь Василий, вероятно, в это время не отдавал себе отчет в том, насколько шатким является его положение. Он совсем недавно приветствовал своего кузена, вернувшегося в Москву с победой, и захватил большие запасы зерна и пороха, брошенные в Тушино Лжедмитрием II. Польская армия гетмана Станислава Жолкевского действительно двигалась к его столице, но у Василия была закаленная в боях армия и доказавший свои военные таланты Скопин-Шуйский.
    Однако в конце апреля 1б10 года все пошло не так, когда внезапно после скоротечной и загадочной болезни умер князь Скопин-Шуйский. Многие подозревали, что он был отравлен. Армия, которой князь так успешно командовал, была в большей степени верна не царю, а своему командиру, и после его смерти многие оставили службу. Через месяц в районе деревни Клушино та же самая армия, во главе которой теперь стоял не обладавший особыми талантами непопулярный брат царя Василия, была разгромлена войсками гетмана Жолкевского.
     Василий Шуйский был схвачен боярами и насильно пострижен в монахи. Его место заняла Боярская дума, внутри которой сразу же схлестнулись две противоборствующие группировки: сторонники Феодора Романова, выступавшие за соглашения с Польшей, и приверженцы князей Голицыных, которые рассчитывали сами захватить власть. Русское царство осталось без царя, его территорию занимали польские и шведские войска (последние захватили земли вокруг Новгорода), а на юге хозяйничали мятежные казачьи атаманы. Само существование независимого русского государства теперь, казалось, было поставлено под сомнение.

Войска

ВОИНЫ КОННИЦЫ

   Основной силой в армиях всех воюющих сторон в период Смутного времени являлась конница. Различия в вооружении между ними были незначительными.
   В сражениях и боях Смутного времени принимали участие отряды многих армий. Сражения на первом этапе этого периода, как правило, представляли собой столкновения хорошо обученной русской армии с небольшими отрядами наемников и авантюристов, усиленных многочисленным, но недисциплинированным казачьим ополчением. По мере развития ситуации, крайне отрицательно сказывавшейся на целостности Русского государства, его армии уменьшались, а их качество резко снизилось. Во время польского вторжения имевшие большие проблемы со сплоченностью русские войска столкнулись с хорошо обученной и дисциплинированной польской армией.

АРМИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

   Войска Сигизмунда III представляли собой объединенные силы королевства Польши и великого княжества Литовского, которые в 1569 году на основе Люблинской унии образовали Речь Посполитую.
   Польские войска состояли в основном из рыцарей и землевладельцев, обязанных служить своему сюзерену и откликнувшихся на его призыв - посполитое рушение (Pospolite ruszenie). Также в его состав входили Wojsko zacizne - отряды, которые нанимались отдельными командирами на время военных действий, а после их окончания расформировывались. Наиболее крупные землевладельцы - магнаты - играли ведущую роль в созыве и обучении войск, и эта практика очень ограничивала свободу действий Сигизмунда, поскольку ему приходилось постоянно учитывать интересы магнатов.
   Однако традиционные методы набора армии несколько изменились в начале 1600-х годов, когда на юге страны вспыхнул мятеж магнатов. Войско, выступившее в поход на Москву в 1610 году, включало множество наемников. В основном это были солдаты, ранее служившие в составе частных армий магнатов во время политических волнений предыдущих лет. Некоторые из них присоединились к армии, чтобы избежать неудобных вопросов об их роли в восстании магнатов. На свои средства король содержал регулярную армию, известную как кварцяное войско (Wojsko kwarciane) и насчитывавшую 3000- 5000 человек и состоявшую в основном из частей легкой кавалерии и тяжелой конницы - телохранителей короля.

Крылатые гусары

   Самой известной и эффективной конницей армии Речи Посполитой являлись польские крылатые гусары - тяжеловооруженные всадники, главным оружием которых были длинные копья. Свое происхождение гусары вели из Венгерского королевства. В Речи Посполитой в их ряды принимались в основном польские и литовские дворяне, каждого из которых в свою очередь сопровождала свита из улан. В период русско-польских войн действия крылатых гусар имели огромное значение во время сражения при Клушине (4 июля 1610 года), когда польско-литовская армия, несмотря на значительное численное превосходство противника, одержала решающую победу над русскими войсками.
   Каждый офицер гусарии, известный как towarzysz (соратник), имел свиту, или poczet, за содержание которой отвечал сам. Свита заботилась о лошадях, разбивала шатер на стоянке, занималась фуражировкой. От 30 до 60 таких небольших отрядов объединялись в более крупное подразделение, называвшееся хоругвью.Крылатые гусары

    К концу XVI века некоторые части польских гусар начали носить огромные крылья (1), изготовленные из перьев орла, журавля или страуса, часто окрашенные в красный, синий или зеленый цвет. Перья вставлялись в отверстия, просверленные в деревянных планках, которые затем фиксировались на задней части кирасы (2) доспехов.
   Наиболее распространенным шлемом был «гельмет» венгерского типа (3) с плоским козырьком (4), наносником, ушами (5), а также назатыльником. Гусары носили стальной нагрудник, составленный из нескольких металлических пластин (6), крепившихся заклепками к кожаным ремням, которые также удерживали верхнюю пластину (7).
    Сталь нагрудника была толщиной 3-5 мм. Плечевые суставы прикрывали наплечники (8), к которым крепилась пластина, защищавшая подмышку, а дополнительные пластины прикрывали плечо (верхнюю часть руки). Предплечья были защищены наручами (9).

Казаки

   Хотя история казаков в основном связана с Россией, они также составляли важную часть польско-литовской армии, известную как реестровые казаки. Это были в основном запорожские казаки, поступившие на службу в польско-литовскую армию после Люблинской унии и происходившие из мест, которые в настоящее время находятся в Южной Украине.Польский казак
   Казаки, которые ранее вели в основном кочевую жизнь на равнинах, не всегда вписывались в четкую структуру польско-литовской армии, и требовались определенное время и усилия, чтобы понять, как можно использовать их энергию на благо Речи Посполитой и реализовать это. Одним из наиболее действенных способов выполнения данной задачи было обещание щедрой платы. С 1590 года реестровым казакам платили примерно 5-12 злотых в год (сумма значительная, но недостаточная для того, чтобы безбедно жить без дополнительного заработка).
    Казачье общество возглавляла выборная старшина, контроль над которой осуществлял казачий атаман, в свою очередь подчинявшийся великому коронному гетману - высшему должностному лицу литовской армии. Казаки, которые являлись прекрасными наездниками, использовались для набегов и налетов, изматывающих противника, а также для поддержки тяжелой конницы.
   Проживавшие на землях великого княжества Литовского липки - литовские татары - вели свое происхождение из Золотой орды и формировали части легкой кавалерии, действовавшей примерно таким же образом, как и казаки.

РУССКАЯ АРМИЯ

    После катастрофического поражения восстания Прокопия Ляпунова в 1611 году князь Дмитрий Пожарский решил, что, прежде чем рисковать и проверять в бою народное ополчение, его следует превратить в хорошо организованную и спаянную армию. Для этого необходимо было объединить очень разные войска - старую дворянскую конницу, отряды стрельцов Ивана IV, артиллерийский наряд и большое количество пеших ополченцев, набранных из простых русских людей.

Поместная конница

   Элитой армии князя Пожарского были отряды поместной конницы, формировавшейся из дворян на основе традиций вассалитета. Иван IV унаследовал от предков дворянскую конницу, которую он сделал частью единой армии, включавшей в себя конницу, пехоту, артиллерию и инженеров. Дворяне получали земельные владения или поместья и за это обязаны были нести военную службу. Предполагалось, что они прибудут к месту сбора по крайней мере с одной лошадью, полным вооружением и запасом продовольствия.
   Вооружение дворянина включало в себя лук со стрелами, копье, кинжал и топор. Также довольно широко использовались пистолеты. В качестве защитного вооружения дворяне носили кольчато-пластинчатый доспех, или юшман. Те воины, которые не могли позволить себе кольчугу, носили стеганые тегиляи, которые шились из кожи или ткани, простегивались пенькой и набивались конским волосом. Также дворяне носили шлемы, наручи и наголенники. Дворянская конница должна была ежегодно являться на смотр со всем вооружением. Неявившийся мог быть лишен поместья и даже заключен в острог.
    Во время своего похода на Москву Пожарский часто использовал поместную конницу в качестве ударной силы, способной быстро перемещаться и выбить казаков Ивана Заруцкого из их лагерей, прежде чем они успеют среагировать. На заключительном этапе наступления на Москву поместная конница приняла участие в крупном кавалерийском сражении в районе Новодевичьего монастыря.Стрельцы

Стрельцы

   Другой частью русской армии являлись стрельцы - пешие солдаты, вооруженные пищалями. Этот род войск был создан Иваном IV, который полагал, что они должны стать ядром новой профессиональной русской армии. Стрельцы сводились в статьи (приказы) по 500 человек, во главе кащо- го из которых стоял голова из детей боярских. Отрядами по 100 стрельцов командовал сотник. Кроме небольших денежных выплат стрельцы дополнительно получали земельное жалованье в виде права пользования различными земельными угодьями.
  Вооружение стрельца составляли громоздкая пищаль, бердыш (топор с искривленным, наподобие полумесяца, лезвием, насаженным на длинное древко) и сабля. Главной задачей стрельцов была, прежде всего, защита крепостей, а не выполнение сложных маневров на поле боя. Какого-либо эквивалента пикинерам Западных стран в русской армии не было.

Наряд

   Русская артиллерия, или наряд, состояла как из тяжелых орудий, которые использовались для защиты крепостей, так и из более легких полевых пушек. Обычный пушкарь получал один рубль в год, а также муку и соль. Многие артиллеристы также получали землю или держали торговые лавки.
   Во время смуты наряд в основном распался: деньги платились нерегулярно, воинская организация перестала существовать. Однако считается, что многие пушкари присоединились к ополчению Минина и Пожарского, сформировав в его рядах укомплектованный хорошо обученными специалистами наряд.

Гуляй-город

  Отдавая себе отчет в недостатках своей спешно набранной армии, которая даже в самые лучшие времена уступала полякам в численности в два раза, Пожарский взял на вооружение тактику, основанную на использовании в бою импровизированных оборонительных позиций.
  Русская армия применяла уникальное полевое укрепление, известное как гуляй-город. Он представлял собой комплекс прочных телег, снабженных большими щитами, которые при необходимости выстраивались в крепость требуемой, обычно прямоугольной, формы, чтобы обеспечить защиту для стрельцов и легких пушек. На флангах гуляй-города развертывалась конница, готовившаяся нанести удар по противнику. Позади этого передвижного укрепления находился резерв.
   Войска Пожарского использовали подобную тактику во время похода на юг от Ярославля, а вот во время сражения за Москву они, вероятно, полагались на простые палисады, построенные из остатков сгоревшего города,


   Только когда поляки появились в Москве, русские поняли истинные намерения короля Сигизмунда. После этого начал формироваться центр сопротивления захватчикам, пока, правда, не оказавший особого влияния на ситуацию в стране.
   В начале декабря в среде растерянной элиты Русского государства наконец появился человек, который мог стать лидером сопротивления захватчикам. Он не был боярином или воеводой, а являлся служителем церкви - патриарх Вся Руси Гермоген Казанский. Он начал выступать с проповедями, в которых гневно осуждал действия Гонсевского и планы Сигизмунда. Патриарх показал русскому народу, насколько серьезная угроза существует его государственности и культуре. Проповеди Гермогена стали той искрой, которая зажгла пожар Великого восстания против поляков.
  Когда недовольные присутствием поляков силы начали объединяться вокруг патриарха, москвичи неожиданно получили хорошую новость. 11 декабря в Калуге был убит Тушинский вор, его казачья армия немедленно переключилась на борьбу за власть, а большая ее часть разбежалась. Это означало, что русские могут теперь предпринять кампанию против поляков, не опасаясь нападения с юга.
   Вдохновленные речами патриарха города, в том числе Рязань и Нижний Новгород, начали подниматься против оккупантов. Ополчение из этих городов стало собираться под началом Прокопия Петровича Ляпунова, рязанского воеводы.
   Ляпунов понимал, что потребуется большое количество солдат, поэтому он принял опасное решение предложить помилование и даже вознаграждение остаткам казачьей армии Тушинского вора. Ему удалось таким образом привлечь многих казаков, а также и бояр Лжедмитрия из Дикого поля, в том числе князя Дмитрия Трубецкого из Калуги. По мере того как восстание расширялось и принимало уже организованные формы, польский гарнизон Москвы начал спешно готовиться к обороне города. Прежде всего, были сожжены пригороды за стенами, чтобы лишить штурмующих какого-либо укрытия. Известия о выступлении русских войск достигли также и москвичей, которые 19 марта 1611 года подняли восстание против польского правления. Оно быстро расширялось и вылилось в ряд кровопролитных столкновений на утицах города, но полякам, в конечном счете, удалось нанести поражение москвичам, изгнав их из окруженного стенами Китай-города в Белый Город, который они затем подожгли.

Начало осады

    Из-за того, что большая часть Москвы была разрушена, тысячам ее жителей пришлось покинуть город. Теперь единственными его обитателями стали небольшой польский гарнизон и захваченные им пленные, в том числе члены боярского правительства и патриарх Гермоген. К лету 1611 года к стенам города подошли русские войска и обложили засевших в нем поляков.
   Но в этот момент, когда, как казалось, победа уже была близка, усилились противоречия между группами восставших. Казаки, которые вскоре по численности сравнялись со всей остальной армией, отказались подчиняться приказам Ляпунова. Их многочисленные отряды рассеялись по Замосковным землям и начали разорять деревни, повсеместно вызывая хаос.
   Отчаянно пытаясь обеспечить единство армии, Ляпунов попробовал пересмотреть условия соглашения, которое было достигнуто с казаками. Прощение и освобождение всех беглых крестьян отменялось, что, как надеялся Ляпунов, должно было сплотить вокруг него дворянство.
    Если Ляпунов полагал, что казаки никак не отреагируют на это, то он серьезно ошибался. Ответ казаков был стремительным - 22 июля 1611 года они убили Ляпунова. Теперь казаки объявили войну всем дворянам, посчитав, что те собираются их уничтожить.
    После мятежа казаков дворяне со своими отрядами покинули армию, и теперь войска, блокировавшие в Москве поляков, состояли только из казаков. Хотя казаки теперь и составляли ядро сопротивления интервентам, они все равно продолжали вести себя как разбойники, грабили купцов на больших дорогах и разоряли окрестности.
    Казаки не были настолько сильной и дисциплинированной армией, которая была бы в состоянии держать осаду Москвы, однако, несмотря на это, польский гарнизон оставался в ловушке.
   В этот период анархии возникли два центра, вокруг которых могли объединиться русские патриоты. Первый был связан с патриархом Гермогеном, послания которого регулярно тайно вывозились из Москвы. Вторым стала Троице-Сергиева лавра в Сергиевом Посаде, которая теперь превратилась в лагерь для беженцев и больницу.

Осада лавры

     К сожалению, позиции патриарха и монахов часто противоречили друг другу. Гермоген считал казаков едва ли не главной угрозой будущему русского государства, поскольку силы поляков были на исходе, и ими можно было заняться позднее. Монахи же Лавры видели главную угрозу в поляках, а казаков рассматривали как потенциальных союзников. Они выступали за проведение политических реформ, которые убедили бы казаков сражаться на стороне русского народа.
    В результате до конца 1611 года не были предприняты какие-либо эффективные действия, потому что никто не знал, что именно следует предпринять.

ОСВОБОЖДЕНИЕ МОСКВЫ

   Второе народное ополчение, вдохновляемое Кузьмой Мининым, под руководством князя Дмитрия Пожарского нанесло поражение полякам и освободило Москву.
    Из всех городов, в августе и сентябре 1611 года получивших послания патриарха Гермогена, богатый речной порт Нижний Новгород проявил наибольшую решительность. У его жителей вызвали недоумение и возмущение требования двух «правительств» - поляков в Москве и казаков вне ее, - которые они считали одинаково незаконными. Проповеди сторонников патриарха Гермогена и (в меньшей степени) монахов Троице- Сергиевой лавры вернули людям чувство национальной гордости, которое угасло за долгие годы династической борьбы.
     В сентябре Кузьма Минин, уважаемый нижегородский купец (согласно большинству источников - торговец мясом), начал выступать на рынках и в городских четвертях с призывами к освободительной войне, провозглашаемой патриархом Гермогеном. Он показал себя одаренным оратором и харизматичным лидером, вокруг которого вскоре начали объединяться многочисленные сторонники. К концу года городские гильдии передали на нужды будущей кампании значительные средства, что позволило Минину начать серьезную подготовку к ней. Он также использовал свои связи с высшими кругами нижегородского общества, чтобы привлечь на свою сторону князя Дмитрия Пожарского, потомка легендарного Рюрика и ветерана многочисленных сражений Смутного времени.
    Основное отличие между этим новым ополчением и его не добившимися успеха предшественниками заключалось в том, что князь Пожарский решил обратиться ко всем представителям русского общества. Он настоял на том, чтобы Кузьма Минин остался его приближенным лицом, и привлек себе в помощь двух влиятельных людей - нижегородского дьяка Василия Юдина и рязанского стряпчего Ивана Ивановича Биркина.
    Новости быстро распространялись, и те, кому нужен был лишь небольшой толчок, чтобы поддержать борьбу с хаосом, стали присоединяться к новому ополчению князя Пожарского. Так, в частности, для успеха движения крайне важна была поддержка Поморья, поскольку эта область в целом сохранила свою экономику в период разрушительных Смутных времен - торговля с европейскими купцами в Мурманске не пострадала, а казаки редко рисковали уходить так далеко от Москвы.

КУЗЬМА МИНИН И КНЯЗЬ ПОЖАРСКИЙ

КУЗЬМА МИНИН (УМЕР В 1616) И КНЯЗЬ ДМИТРИИ ПОЖАРСКИМ (1577-1642) являлись главными руководителями Второго народного ополчения, которое подошло к Москве и взяло находившийся в ней польский гарнизон Александра Гонсевского в осаду. Князь Пожарский (вверху) и Минин прибыли из Нижнего Новгорода, центра антипольского сопротивления. Они имели совершенно разное происхождение: один являлся аристократом, другой, вероятно, торговал мясом. Пожарский принимал участие в сражениях Смутного времени, командуя отрядами в армии Михаила Скопина-Шуйского и других военачальников. В 1611 году он был тяжело ранен во время боев с поляками  в Москве и удалился в свою вотчину. Он еще не выздоровел, когда к нему прибыли послы с просьбой возглавить новое ополчение. Пожарский согласился, но лишь при условии, что ему будет помогать Минин. После взятия Москвы Минин был введен в состав Боярской думы при царе Михаиле Романове.

МИНИН И ПОЖАРСКИЙ
(Бушуев С.В. «История государства российского»)Минин и Пожарский 1

   «На Красной площади, у Покровского собора, что на рву (называемого также по одному из приделов Василием Блаженным), стоит памятник. Лаконичная надпись на нем гласит: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — благодарная Россия в лето 1818». Тогда, в начале XIX в., наше Отечество переживало патриотический подъем после победы над иноземными завоевателями, на сей раз французскими... Скульптор И.П.Мартос воплотил в бронзе идею Н.М.Карамзина... (См.: Памятник Минину и Пожарскому в Москве)

    Мы очень немного знаем о Кузьме Минине до того, как он начал собирать казну на народное ополчение. Он появился на свет на Волге, в городе Балахне, неподалеку от Нижнего Новгорода. Отец Кузьмы — Мина — владелец соляного промысла, дал сыну свое отчество, которое для незнатных людей служило заменой фамилии. Свое дело Мина передал старшим сыновьям, а младший Кузьма, не получив наследства, должен был сам искать пропитание. Он переехал в Нижний, купил себе двор и стал торговать мясом. Мало-помалу дело пошло на лад, и Кузьма женился на посадской жительнице Татьяне Семеновне. Сколько у него было детей — неизвестно, выжил из них только один сын Нефед. Общительность, честность, деловая хватка снискали Минину высокую репутацию среди купцов, которые избрали его посадским старостой. Это почти все, что известно о Кузьме Минине до его участия во втором ополчении.

   Гораздо больше знаем мы о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском до его выдвижения на роль главы земщины. Он принадлежал к знатному, но обедневшему роду стародубских князей...
   Юный князь потерял отца, когда ему было всего 9 лет. Вместе с младшим братом и старшей сестрой он воспитывался в родовой вотчине Мугрееве. Будучи старшим сыном, он унаследовал все отцовские имения, когда женился на девице Прасковье Варфоломеевне, тем самым став совершеннолетним по тогдашним представлениям...
  В 1593 г. 15-летний Пожарский был вызван на дворянский смотр и начал государеву службу, став стряпчим. Стряпчие жили для царских услуг по полгода в столице, а остальное время могли проводить у себя в деревнях. Куда бы ни шел государь: в Думу, в церковь, на войну, его должны сопровождать стряпчие. Этот чин сыновья знатных бояр получали в 15 лет и носили недолго. Дмитрий оставался стряпчим и за 20. Сначала он исполнял свои обязанности при дворе Федора Ивановича, а затем, по его смерти, у Бориса Годунова.
    Военная служба Пожарского, по мнению Р.Г.Скрынникова, началась в 1604-1605 гг., во время войны с Лжедмитрием. Пожарский оставался верен Годуновым до последнего. Он не покинул лагерь «земского» законного государя Федора Борисовича, даже когда торжество самозванца стало для всех очевидно. Но после того, как правительственная армия была распущена и воцарился Отрепьев, князю Дмитрию Михайловичу не оставалось ничего другого, как вернуться к придворным обязанностям. При Лжедмитрии 1 он был стольником. В обязанности его входило потчевать на торжественных приемах иноземных послов яствами и напитками. От интриг во дворце он уклонялся и в заговоре против самозванца не участвовал.
    Мы не располагаем какими-либо фактами биографии Пожарского, которые относятся ко времени воцарения Шуйского. Даже имя Дмитрия Михайловича отсутствует в списке стольников 1606-1607 гг. Р.Г.Скрынников предполагает, что, возможно, князь Дмитрий попал в самый конец списка, который не сохранился.
     Во время борьбы с Тушинским вором, осенью 1608 г. Пожарский с небольшим отрядом ратных людей был послан в Коломну. ... Воевода захватил пленных и обоз с казной и продовольствием. Победа Пожарского имела тактическое значение. Но на фоне сплошных поражений войск правительства она стала приятным исключением из правила...»
    Во время семибоярщины, после заключения правительством договора 17 августа 1610 г., Пожарский первое время разделяет мирные иллюзии части русских в отношении польского короля и надежды на успокоение Смуты под властью Владислава. Но вскоре стало ясно, что мирный договор 1610 г. поляками не выполняется. Тогда Пожарский принял активное участие в национально-освободительном движении...
    Наступил день... Кузьма Минин без колебания назвал имя князя Дмитрия Пожарского. Тот находился на излечении от ран в селе Мугрееве, неподалеку от Нижнего. Ранение в голову привело к тому, что князь заболел «черным недугом», как называли тогда эпилепсию. «Многажды» слали к нему нижегородцы послов, а он отказывался возглавить рати, ссылаясь на болезнь. На самом деле, кроме опасений за собственное здоровье, согласиться при первом свидании не позволял этикет. Были, очевидно, и опасения непослушания не привыкшего к воинской дисциплине посадского «мира». Кузьма Минин лично явился в Мугреево уговаривать князя. Они быстро нашли общий язык.

Пожарский выступает в поход

   Однако к весне 1б12 года казакам все же пришлось переключить внимание на север. Понимая, что им необходимо принять срочные меры по противодействию появившейся силе, казаки во главе со своим вождем Заруцким, вырвавшимся наверх из хаоса, последовавшего за смертью Ляпунова, начали выдвигаться к процветающему городу Ярославлю. Если бы им удалось взять Ярославль, то они не только захватили бы богатую добычу, разграбив город, но также разделили области, поддерживающие Пожарского, на части - Север и Верхнюю Волгу. Князь Пожарский отреагировал незамедлительно: он изменил маршрут своего наступления на Москву и атаковал осадивших Ярославль казаков.
    Отбросив их от города, Пожарский занял ключевую позицию, позволявшую контролировать Север, а также обеспечивавшую дальнейшее наступление на Москву. Однако он проявил достаточно мудрости и не стал слишком торопиться, в полной мере воспользовавшись выгодами своего стратегического положения. Тем временем ситуация в районе Москвы и в самом городе зашла в тупик, и Пожарский понимал, что если он не поспешит, то и сам окажется в безвыходном положении. Предпочтительнее было остановиться и подощцать, в то время как его силы постоянно росли, по мере того как к ним присоединялись новые отряды. Князь также использовал эту задержку, чтобы продолжить обучение своей армии, превращая многочисленных ополченцев, собравшихся в Ярославле, в хорошо организованное войско, объединенное великой национальной идеей.
    Кроме того, Пожарский хорошо понимал, как важно обеспечить законность нового движения, а поэтому обратился к городам, чтобы они прислали к нему по два представителя для создания Совета всея земли. В него вошли несколько представителей боярства, которых удалось обнаружить, а также представитель духовенства, заменивший патриарха Гермогена, умершего в заключении. Вскоре Совет был признан шведским правительством, после чего начались переговоры, на которых рассматривалась кандидатура принца Филиппа Шведского в качестве нового царя. Хотя серьезно к этой идее никто не относился, таким образом достигалась возможность гарантии, что шведы не предпримут похода на Москву с целью захвата земель на севере.

Поход Ходкевича

   Пожарский предпочел бы остаться в Ярославле еще дольше, потому что в это время начали приниматься меры по избранию нового царя, однако пришли известия, что к Москве из Смоленска движется польская армия под командованием гетмана Яна Ходкевича. Пожарский поднял свое войско, чтобы перехватить противника прежде, чем он успеет добраться до Кремля.
   Приблизившись к Москве, армия Пожарского встала на некотором расстоянии от казачьих войск, несмотря на то, что теоретически они являлись союзниками в войне против поляков. Появление народного ополчения князя Пожарского привело к расколу в лагере «союзников», войска которых состояли как из казаков, так и из оставивших город москвичей. Часть казаков и москвичей оставила лагерь, чтобы присоединиться к армии Пожарского, но другие казаки во главе с Заруцким ушли на юг. Еще одна часть казачьей армии - вероятно, несколько тысяч человек - не смогла решить, чью сторону принять, и расположилась лагерем к югу от Москвы-реки.
    Когда основные силы ополчения приблизились к городу, князь Пожарский выделил отряд элитной конницы под командованием князя Василия Туренина, приказав ему выдвинуться вперед и прикрыть западные подступы к Москве. От бегущих из Москвы горожан Пожарский знал, что польский гарнизон больше не является военной силой - поляки голодали и, по слухам, были даже случаи людоедства. Они еще могли удерживать Кремль и Китай-город, но два внешних кольца стен оставались без защиты. Поэтому авангард Пожарского смог без особых усилий закрепиться в Чертольских воротах на руинах внешнего города.
   11 августа главные силы ополчения подошли к стенам Москвы. Большая часть войска Пожарского собралась на участке между Арбатскими и Чертольскими воротами, в то время как другие отряды были разосланы, чтобы взять под охрану другие главные городские ворота. Стрельцы заняли позиции вдоль стен, а между позициями осаждающих и Кремлем была возведена импровизированная линия палисадов, на случай если гарнизон решит предпринять вылазку. Польская армия Ходкевича достигла города 21 августа, но отложила попытку прорваться к гарнизону до следующего утра. Затем, когда польский авангард переправился через Москву-реку, его встретили тысячи русских всадников, двигавшихся от Арбатских и Чертольских ворот. В районе Новодевичьего монастыря разгорелась ожесточенная кавалерийская схватка, продолжавшаяся в течение нескольких часов. Хотя русским войскам удалось нанести врагу большой урон, их все-таки оттеснили назад, что стало сигналом для общего наступления поляков.
   После нескольких часов кровопролитных боев полякам удалось ворваться во внешний город, где они оказались втянуты в ожесточенную рукопашную схватку с русскими войсками, которые закрепились в руинах города на баррикадах и импровизированных укреплениях. Когда бой был в самом разгаре, польский гарнизон предпринял попытку прорыва, но русские удержали внутреннюю линию. Хотя поляки и несли тяжелые потери, они все же начали теснить русских по лежащим в руинах улицам. Переломный момент сражения наступил в начале вечера, когда ранее находившиеся в бездействии казачьи отряды Афанасия Коломны, Дружины Романова, Филата Можанова и Макара Козлова перешла вброд Москву-реку в районе Чертольских ворот и врезалась в польский правый фланг. Гетман Ходкевич отдал приказ об общем отступлении, и польская армия ушла мимо Новодевичьего монастыря на другую сторону Москвы-реки.
   Ночью польские войска отошли к Донскому монастырю, где перегруппировались, подготовившись к новому сражению. На следующее утро, 23 августа, поляки вновь атаковали, на этот раз с юга. Части, выделенные для охраны южных ворот, удержали их, в то время как главные силы перешли реку и развернулись южнее Кремля. Бой в этот день по существу стал повторением первого, хотя часть казаков участвовала в сражении с самого начала. В условиях пересеченной местности разрушенного города поляки не могли добиться успеха и, в конечном счете, были вынуждены отступить. На следующий день они предприняли еще одно, последнее, наступление, в ходе которого продвинулись ближе всего к Кремлю и почти добрались до моста в Замоскворечье, прежде чем были отброшены назад.
   После того как 24 августа войска Ходкевича были разгромлены, гетману пришлось оставить попытки помочь гарнизону и начать долгое и трудное отступление на территорию Польши. Тем не менее гарнизон продержался еще несколько месяцев и сложил оружие только 26 октября. На следующий день лидеры народного ополчения, в том числе Кузьма Минин и князь Пожарский, праздновали освобождение Москвы на Красной площади перед стенами Кремля.

Изгнание поляков

РОЖДЕНИЕ НОВОЙ РОССИИ

   Стремясь ликвидировать анархию и беспорядок, неизбежно возникший после освобождения Москвы, временное правительство понимало, что необходимо избрать нового царя и обеспечить таким образом основу для стабильности и восстановления государства. Из разных городов были призваны представители, чтобы выполнить эту важную обязанность. Народное ополчение было распущено, чтобы люди могли вернуться к себе домой, но казаки и дворянское ополчение остались, готовые отразить любую попытку Сигизмунда вернуть себе город.
   В январе 1613 года Земский собор приступил к подготовке выборов нового царя. На ранних стадиях обсуждения в качестве кандидатов рассматривали принцев Владислава Польского и Филиппа Шведского - это свидетельствовало о том, что, хотя сражение и было выиграно, еще не укрепившееся государство, как хорошо знало московское боярство, легко могло стать жертвой агрессивного соседа. Однако по мере того как уверенность собора в своих силах росла, от иностранных кандидатов отказались. Большая часть основных игроков, участвовавших в борьбе за власть в Смутные времена, в этих выборах уже не могла принять участие: братья Голицыны находились в заключении у короля Сигизмунда, так же как и Василий Шуйский и Феодор Романов - у всех у них репутация была испорчена сотрудничеством в той или иной степени с захватчиками. Князь Дмитрий Пожарский, хотя и пользовался большим авторитетом и уважением и у населения, и среди боярства, не проявлял желания претендовать на престол. После длительного обсуждения основной кандидатурой стал молодой Михаил Романов. Ему было всего 16 лет, но на его стороне выступил князь Пожарский и другие влиятельные лица. Он также пользовался поддержкой казаков - очень важное обстоятельство в городе, охрана которого в значительной степени осуществлялась этими своевольными и недисциплинированными войсками.Приветствие царя
   7 февраля 1613 года Михаил Федорович Романов был официально выбран царем Всея Руси. Земский собор разослал письма во все регионы России, требуя, чтобы доверенные представители, будь то дворяне или простолюдины, прибыли в Москву и присутствовали на коронации молодого царя, которая состоялась 21 февраля.
   Избрание Михаила Романова не только ознаменовало собой завершение Смутного времени, но также обозначило и коренные изменения в русском обществе. Боярство, традиционно игравшее ведущую роль в управлении страной, занимая ведущие посты в администрации и армии, стало быстро терять свои позиции и статус, испортив свою репутацию сделками с иностранными державами и католической церковью. В новой общественной системе боярство утратило те права, которые ранее рассматривало как свои естественные привилегии. С другой стороны, наиболее неконтролируемая часть казаков была рассеяна и в конечном счете разгромлена. Их лидер Заруцкий, попытавшийся организовать убийство Пожарского, был схвачен и казнен.
    В то же время позиции среднего дворянства и купечества упрочились, поскольку они оказались наименее склонны к заговорам и интригам и составили надежное ядро антипольского ополчения, а одним из их героических представителей являлся Кузьма Минин. Средние слои общества также оказались терпимы к таким свободолюбивым группам, как казаки, и готовы были жертвовать своими непосредственными интересами ради долгосрочной пользы государства и восстановления страны. Именно эти крепкие и надежные средние слои и составили фундамент, на котором Михаил Романов и его советники стали возводить здание новой династии, создавая основу процветания Москвы и всей России.
       Новой системой, родившейся в горниле Смутных времен, стало собрание представителей «всея земли» - Земский собор, с делегатами которого новый царь должен был вести переговоры о новой системе управления государством. Учитывая, что Михаил Романов был избран делегатами «всея земли», вполне естественным оказывалось предложение, что он, вступив на царство, должен править в согласии с ними.
    В «дивном новом мире» Романовых Москва стала более открытой для иностранной культуры, но в то же время никогда не забывала о двух главных угрозах - со стороны Польши и Швеции. Споры о землях и выходе к морю продолжились вплоть до царствования Петра Великого в начале XVIII века.